Он-лайн библиотека оценщика LABRATE.RU
© Козырев Анатолий Николаевич, 2008
© Он-лайн библиотека оценщиков LABRATE.RU, 2002–2008
Original article: http://www.labrate.ru/kozyrev/voprosy_dlya_obsuzhdeniya_cemi_25-06-2008.htm


LABRATE.RU  рекомендует


Козырев Анатолий Николаевич Экономика пиратства: создание и уничтожение стоимости
(тезисы к обсуждению 25.06.08)

Место проведения круглого стола: Москва, Нахимовский проспект, дом 47,
ЦЭМИ РАН, аудитория 520
Время проведения: 25 июня 2008 г., 19 часов 00 минут

[презентация] [стенограмма] [фоторепортаж] [все круглые столы] [обсуждение]

©  Козырев А.Н., 2008

Крайности в отношении к «пиратству» в области авторского права и смежных прав одинаково непродуктивны, как и постоянное расширение норм авторского права. Об опасности современных тенденций в авторском праве для развития науки ярко и убедительно сказано в [1]. Его далеко не однозначное влияние на искусство не менее убедительно показано А.Б. Долгиным [2]. Но тема далеко не исчерпана, скорее, она только начинает открываться для исследования. Как будет показано ниже, эти крайности непродуктивны и в борьбе с «пиратством». Просто надо рассматривать не только ущерб, причиняемый правообладателю, а весь комплекс возникающих здесь потерь и выгод, причем в терминах создания и уничтожения стоимости.

1. «Пиратство» и воровство

Хотя «пиратство» во многом схоже с воровством, громкие заявления в духе «не вижу разницы» – лукавство. Полное отождествление «пиратства» и обычного воровства было бы такой же непростительной ошибкой, как и отрицание какой либо аналогии между ними. Оно вызывает естественное недоверие у людей неискушенных и легко опровергается людьми искушенными. В том числе теми из них, кто сам много сделал для науки. Здесь уместно вспомнить знаменитую фразу Томаса Джефферсона об отличиях знаний от материальных благ:

      Получающий от меня знания, не обедняет меня, также как получающий свет от моей свечи не погружает меня во тьму.

То же самое можно сказать о музыке, стихотворении и практически обо всем, что может быть представлено в цифровом формате. Здесь мы имеем дело с прямым следствием идемпотентности сложения информации. Действительно, идемпотентность сложения означает, что A+A=A. Но тогда верно и A-A=A. Это свойство знаний хорошо известно. По этой причине прямая аналогия между незаконным использованием произведений науки, литературы, музыки или искусства и обычным воровством не вполне правомерна.

Более уместно говорить о незаконном присвоении выгод, которые дает право на произведение. Но тогда следует рассмотреть вопрос шире и глубже, а именно, надо вспомнить, что содержание понятие «незаконное использование», как и нормы закона, устанавливаются людьми и могут меняться, если для этого будут основания. Следует учесть все выгоды и потери, которые возникают при использовании произведения. Также следует вспомнить доводы, послужившие основанием для принятия базовых норм законодательства об авторском праве, прежде всего, необходимость возместить затраты издателя, разработчика и т.д. Те же доводы с полным основанием приводятся в обоснование отмены запрета ценовой дискриминации (акт Клейтона в США). Наконец, полезно вспомнить анализ серии судебных решений, сделанный Р. Коузом, и показавший, что они принимались каждый раз из соображений оптимальности, точнее, минимизации ущерба, который понесет проигравшая дело сторона или общество в целом. К примеру, если шум молотилки для производства сахарной пудры на соседском участке мешает врачу прослушивать пациентов и ставить диагноз, запрещается работа шумной молотилки. Но если искры из трубы паровоза могут вызывать пожары на соседствующих с железной дорогой фермерских полях, засеянных пшеницей, то фермерам предписывается не сеять рядом с дорогой, а оставлять полосу отчуждения. Роднит ситуации одно: верный диагноз врача важнее, чем булочка, посыпанная сахарной пудрой, а развитие железных дорог для Англии 19 века было важнее, чем количество пшеницы, которое можно было вырастить на площадях, занимаемых полосами отчуждения.

Возвращаясь к вопросу «пиратства», можно привести примеры из жизни, причем не менее любопытные, чем примеры Р. Коуза. Например, корпорация Майкрософт, известная своим негативным отношением к «пиратству», с 1992 г. (год принятия закона о правовой охране программ) по 1995 г. не подала ни одного иска против российских компьютерных «пиратов». После 1995 года все изменилось. Не следует ли отсюда, что в период 1992-1995 гг. «пираты» были скорее полезны, чем вредны Майкрософт? Другой пример. Китайские книжные «пираты» выпускают очень дешевый учебник на плохой бумаге, копируя, если это можно назвать копированием, дорогой (более 200 долларов) американский учебник. Совершенно очевидно, что ни один китайский студент не купит учебник за 200 долларов или более. Столь же очевидно, что среди типичных покупателей оригинальных учебников по 200 долларов вряд ли найдутся лица, готовые купить вместо него дешевый учебник, на плохой бумаге, без цветных диаграмм. А тогда возникает, как минимум, два вопроса. Во-первых, теряет ли что-то обладатель исключительных прав, когда «пираты» занимают рынок, который ему самому не интересен? Во-вторых, создают ли при этом «пираты» какую-то дополнительную стоимость? Ответы «нет» в первом случае и «да» во втором напрашиваются. Более того, поскольку потенциальных покупателей дешевого варианта учебника больше, благодаря этим пиратским учебникам знания получит гораздо больше молодых людей, чем благодаря легальным учебникам. А нести людям знания – никак не менее важная задача, чем простое извлечение прибыли от издания учебников. Такие примеры можно множить и множить. Здесь есть о чем задуматься.

2. Полная стоимость произведения, ее создание и уничтожение

Рассмотрим теперь ситуацию создания и использования произведения с точки зрения создания и уничтожения стоимости, применяя простые математические модели. Чтобы сделать основную мысль более понятной, а изложение более прозрачным, примем ряд упрощающих предположений. А именно, рассмотрим некое произведение, полезность которого считаем очевидной, (это может быть произведение науки или программа для ЭВМ или что-то иное) и условимся считать, выполненными следующие предположения:

    1. Затраты на создание произведения фиксированы.

    2. Тиражирование и распространение произведения не требует затрат (что не совсем верно, строго говоря, но к чему неумолимо идет дело).

    3. Полезность, которую могут извлечь потенциальные потребители, может быть выражена в деньгах. При этом одному потребителю нужна ровно одна копия.

    4. Количество покупателей, готовых купить копию произведения по некой фиксированной цене, обратно пропорционально этой цене.

    5. Полная стоимость произведения – максимальная сумма, которую готовы заплатить за получение копий произведения все покупатели (сумма за все копии, которую можно получить).

В предложенных выше условиях справедливы следующие два утверждения.

    Утверждение 1. Если цена копии произведения постоянна для всех покупателей, то прибыль продавца не зависит от цены.

    Доказательство. Выручка продавца равна произведению цены на количество покупателей, но эта величина постоянна, поскольку количество покупателей обратно пропорционально цене. Затраты на производство фиксированы, т.е. разность между выручкой и затратами постоянна, а это и есть прибыль.

    Утверждение 2. Полная стоимость произведения может быть получена продавцом, если он продаст копию произведения каждому покупателю по наивысшей приемлемой для этого покупателя цене.

    Доказательство. Можно провести доказательство от противного, если оно кому-то нужно. Читателю предлагается сделать это самостоятельно.

Ситуация, при которой каждому покупателю товар предлагается по самой высокой приемлемой для него цене, хорошо известна в экономической теории как ценовая дискриминация второй степени. Более высокая (третья) степень ценовой дискриминации здесь не отличается от второй, поскольку каждый потребитель получает одну единицу товара. Более низкая степень ценовой дискриминации – несколько уровней цен для разных категорий покупателей – применяется довольно широко даже там, где она запрещена, если она возможна технически и может быть завуалирована под предложение разных продуктов.

Как известно из экономической теории, монополист, используя ценовую дискриминацию, может существенно повысить свою прибыль. Однако такая политика не одобряется ни в экономической теории [3], ни в законодательстве. В США даже принят закон, прямо запрещающий ценовую дискриминацию. В его основе лежит представление о том, что ценовая дискриминация приводит к несправедливому распределению выгод от сделок купли-продажи, позволяя монополисту присвоить все выгоды и ничего не оставить покупателям. По этой причине ценовая дискриминация считается злоупотреблением. С этим можно согласиться, пока речь идет об обычных товарах (с обычным сложением).

Если же речь идет о тиражируемом произведении с нулевыми затратами на тиражирование, то ситуация с запретом ценовой дискриминации выглядит странно. Во-первых, может оказаться, что только ценовая дискриминация в каких-то формах позволяет окупить затраты на создание произведения. Это значит, что запрет ценовой дискриминации фактически означает запрет на издание произведения. Как тут не вспомнить основной довод в защиту всех законов об интеллектуальной собственности, включая авторское право, т.е. отсутствие другой возможности окупить затраты. Во-вторых, если затраты все же окупаются, то многие потенциальные потребители не получат доступа к произведению, поскольку цена для них велика. Пример с китайскими студентами при отсутствии «пиратства» – как раз этот случай. На языке создания и уничтожения стоимости это и есть типичный случай уничтожения стоимости. Следовательно, «пираты» здесь как раз создают стоимость или, если быть более точным, восстанавливают часть стоимости, уничтоженной самим правообладателем.

Следует заметить, что фиксированная цена не приводит к уничтожению стоимости, которую продавец недополучает с покупателей, готовых платить выше цены. Эта часть стоимости остается у потребителей. А вот та часть стоимости, которая могла быть получена от наименее заинтересованной или бедной части покупателей, уничтожается безвозвратно. Включение «пиратов» в эту картину мира приводит вовсе не к уничтожению, а к перераспределению стоимости. Легальный продавец часть стоимости теряет, «пираты» и бедные потребители приобретают. И чем лучше разделены между собой легальный и пиратский рынки, тем выше положительный эффект и ниже отрицательный, т.е. эффект перераспределения стоимости. Разумеется, эффект перераспределения можно совсем снять, если соответствующую рыночную нишу заполнит сам легальный продавец, а государство не будет ему в этом мешать. В примере с китайскими студентами это мог быть выпуск дешевой версии учебника без налогов и других прелестей, мешающих легальному поставщику вытеснить пиратов чисто экономическими методами.

3. Сегментация проблемы «пиратства»

Теперь, вооружившись теоретической кувалдой, можно обратиться к анализу проблемы уничтожения «пиратства», если задача ставится именно так. Прежде всего, необходимо обратить внимание на тот факт, что стоимость может быть восстановлена или создана не только у правообладателя, а и у потребителей или у «пиратов». Точно также ситуация невозможности окупить затраты на разработку (создание) произведения может быть создана различными путями, в том числе:

    1. Поощрением «пиратства».

    2. Запрещением ценовой дискриминации и строгим отслеживанием исполнения этого требования.

    3. Неудобным для конкретной отрасли налоговым законодательством.

Примечательно, что первый способ может использовать (сознательно или нет) и правообладатель - монополист с целью сделать невозможным появление конкурентов, и государство. Вторые два способа уничтожения стоимости в руках государства и только. Но государство может, если захочет и сумеет, все три способа обратить к созданию стоимости. Оно может эффективно бороться с пиратством, поощрять дифференциацию цен на соответствующую продукцию легальных поставщиков, обеспечить налоговый режим, выгодный не столько сырьевым отраслям, сколько производителям программ и другой наукоемкой продукции. (Сейчас все ровно наоборот).

Чтобы повысить эффективность борьбы с пиратством, прежде всего, надо сегментировать проблему, разделив сферы, где:

    1. интересы «пиратов» объективно совпадают с интересами большой социальной страты, например, с интересами студентов, школьников или тех и других;

    2. интересы «пиратов» совпадают с интересами кого-то из легальных поставщиков;

    3. «пираты» совсем или почти совсем одиноки против легальных производителей и общества.

Последний вариант обычен скорее для фальсификаторов лекарств, чем для «пиратов» в рассматриваемом здесь смысле. Именно по этой причине было бы грубейшей ошибкой смешивать «пиратство» и фальсификацию продуктов, особенно лекарств.

Что касается первых двух случаев, то к ним надо применять совершенно разные меры. Так ужесточение мер борьбы против «пиратов» в первой сфере может обернуться борьбой правительства против собственного народа ради обогащения компаний, уничтожающих часть стоимости и препятствующих распространению знаний. Это – очень плохая позиция, наносящая вред стране и власти. Тут нужны совершенно другие меры, в том числе предоставление школам и университетам бесплатных версий легальных продуктов. Характерно, что даже корпорация Майкрософт готова к такому шагу. В случае же, когда совпадают интересы «пиратов» и иностранного монополиста, совместно уничтожающих отечественную индустрию программирования или иную отрасль, основанную на авторском праве, адекватные меры еще предстоит разработать. Но сначала надо научиться понимать, интересы участников процесса и события, происходящие в этой сфере. Именно этого не хватает многим исследованиям, подробный обзор которых дан в [4], прежде всего, в подходах BSA [5].

Ссылки:

    1. Keeping science open: the effects of intellectual property policy on the conduct of science. The report of Royal Society London, April 2003. The full text, or summary, of these reports can be found on the Royal Society's web site (www.royalsoc.ac.uk)

    2. Долгин А.Б. Экономика символического обмена. М: Инфра-М, 2006.

    3. Hausman J.A., MacKie-Mason J.K. 1988. Price Discrimination and Patent Policy. RAND Journal of Economics: 19(2): 253-265.

    4. Karsten Olsen (2005), Counterfeiting and Piracy: Measurement Issues, Background report for the WIPO/OECD Expert Meeting on Measurement and Statistical Issues, Geneva, 17-18 October 2005

    5. BSA (2005), Second Annual BSA and IDC Global Piracy Study, Business Software Alliance

А.Н.Козырев, 23 июня 2008 года


[презентация] [стенограмма] [фоторепортаж] [все круглые столы] [обсуждение]


25 июня 2008 года (среда) в 19-00 в здании ЦЭМИ РАН (ауд.520) состоится круглый стол "Экономика пиратства: создание и уничтожение стоимости".

Вход СВОБОДНЫЙ, но количество мест ограничено. Если данное мероприятие представляет интерес для Вашей организации и Ваши сотрудники заинтересованы принять участие в круглом столе - просим сообщить по эл.почте (lib@labrate.ru) или телефонам - (499)724-15-14, (903) 208-53-53.

Организаторы круглого стола - Научный Совет по экономическим проблемам интеллектуальной собственности ООН РАН и ООО "Консультационно-исследовательский центр интеллектуального капитала Лабрейт.Ру" (КИЦИК Лабрейт.Ру).


Обсудить в Форуме - RUSSIAN APPRAISERS not only for Russians

Сообщения в форуме - за 3 часа, за 6 часов, за день или за неделю




Тезисы для обсуждения подготовил:

Козырев Анатолий Николаевич Козырев Анатолий Николаевич - доктор экономических наук, член Экспертно-консультативного совета по оценочной деятельности при Минэкономразвития России, главный научный сотрудник ЦЭМИ РАН, научный руководитель Консультационно-исследовательского центра интеллектуального капитала Лабрейт.Ру (КИЦИК Лабрейт.Ру), заведущий кафедрой Экономики интеллектуальной собственности Московского Физико-Технического Института, заместитель Председателя Научного совета по экономическим проблемам интеллектуальной собственности при Отделении общественных наук РАН, профессор кафедры ЮНЕСКО по авторскому праву и другим отраслям интеллектуальной собственности. Автор первого учебника по оценке интеллектуальной собственности в Российской Федерации.


Организатор круглого стола
Консультационно-исследовательский центр интеллектуального капитала ЛАБРЕЙТ.РУ
(ООО КИЦИК Лабрейт.Ру)

(499) 724-15-14, (916) 105-81-04, (903) 208-53-53
Консультационно-исследовательский центр интеллектуального капитала Лабрейт.Ру (КИЦИК Лабрейт.Ру)





Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Rambler's Top100 Яндекс цитирования


Использование материалов ОН-ЛАЙН БИБЛИОТЕКИ ОЦЕНЩИКА LABRATE.RU возможно при условии указания источника и активной ссылки на - http://www.labrate.ru или одной из кнопок 88х31 .