Он-лайн библиотека оценщика LABRATE.RU
© Козырев Анатолий Николаевич, 2009
© Он-лайн библиотека оценщиков LABRATE.RU, 2002–2009
Original article: http://www.labrate.ru/kozyrev/ip-valuation-context-innovative-legislation-od-2009-3.htm


LABRATE.RU  рекомендует

[бюллетень] [обсуждение] [круглый стол 08.09.09]

Спрос на оценку интеллектуальной собственности в контексте развития инновационного законодательства

Козырев Анатолий Николаевич

Автор статьи: Козырев Анатолий Николаевич - доктор экономических наук, главный научный сотрудник ЦЭМИ РАН, научный руководитель ООО КИЦИК Лабрейт.Ру, заведущий кафедрой Экономики интеллектуальной собственности МФТИ, директор Центра Развития Инноваций ИГУМО.




Оценочная деятельность Ни для кого не секрет, что спрос на услуги профессиональных оценщиков во многом определяется нормами законодательства, требующими в определенных законом случаях привлечения для оценки имущества независимых оценщиков. В том числе и, возможно, даже в наибольшей степени это касается спроса на оценку интеллектуальной собственности. А потому несомненный практический интерес для оценщиков представляет Федеральный закон от 02.08.2009 № 217-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам создания бюджетными научными и образовательными учреждениями хозяйственных обществ в целях практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной деятельности", призванный обеспечить инновационный прорыв в нашей экономике и потому энергично поддержанный президентом страны.

В соответствии с принятым законом, если номинальная стоимость (увеличение стоимости) доли или акций участника хозяйственного общества в уставном капитале, оплаченная путем внесения в уставный капитал прав на использование результатов интеллектуальной деятельности, составляет более чем пятьсот тысяч рублей, такой вклад должен оцениваться независимым оценщиком. Следовательно, если закон будет работать, как это представляется законодателям и президенту, то неизбежен существенный рост спроса на оценку интеллектуальной собственности, осуществляемую независимыми оценщиками. Последнее обстоятельство очень существенно, поскольку тут важно подчеркнуть, что речь идет именно о профессиональной оценке, т.е. оценке согласно Федерального закона от 29.07.1998 № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации». Именно этого требует закон, и именно это требование сулит профессиональным оценщикам некоторые приятные перспективы. Впрочем, эти перспективы далеко не так радужны, как может показаться с первого взгляда. Причин несколько, одни из них непосредственно связаны с методологий профессиональной оценки, ограниченностью ее возможностей и не всегда обоснованными ожиданиями потребителей оценочных услуг, другие далеко выходят за рамки оценочной деятельности и касаются работоспособности принятого закона в целом.

Ограниченность оценочной техники обнаруживается сразу и очень ярко. Прежде всего надо избавиться от соблазнов затратного подхода. Он здесь не может применяться в принципе, поскольку речь идет не об исключительных правах на результат интеллектуальной деятельности, а о простой лицензии – праве использования результата без какой-либо исключительности и права сублицензирования. К тому же выделить из затрат института или вуза именно те, что связаны с получением этого результата не всегда возможно. Но главное то, что это бессмысленно, а соблазн заняться именно этим у оценщика будет. Как это ни печально, здесь обстоятельства подталкивают и оценщика, и заказчика оценки к тому, чтобы идти на подлог, поскольку к определению рыночной или какой-то иной стоимости такой подход вообще не имеет отношения.

Применение доходного и сравнительного подходов здесь также весьма проблематично, поскольку бизнеса и доходов еще нет, как нет и подходящих в полной мере аналогов. Хотя вклад осуществляется в виде лицензии (права использования результата интеллектуальной деятельности), он предполагает оценку в виде числа (фиксированной денежной суммы), тогда как в практике торговли лицензиями характерны выплаты в виде роялти или комбинированные выплаты (единовременный платеж плюс роялти). Тем самым сужаются и без того совсем небогатые возможности применения сравнительного подхода. И все же надо искать пути для применения именно этих двух подходов (сравнительного и доходного), что в принципе возможно, но только с применением моделей и разного рода косвенных показателей. Тем самым сложность решаемой задачи поднимается на качественно иной уровень, а уязвимость отчета об оценке для критики со стороны недоброжелателей и придирок проверяющих также возрастает, однако сумма вознаграждения остается прежней, т.е. мизерной. Исключения здесь, разумеется, могут быть, если гонорар оценщику заплатит не институт и не вновь создаваемое предприятие, но они маловероятны.

Рассчитывать на большое вознаграждение не приходится по вполне рациональным причинам, главная из которых – цена вопроса, который оценщик решает. Если оцениваемый вклад стоит где-то чуть больше полумиллиона, то вознаграждение за его оценку, скажем, в 50 тысяч рублей выглядит недопустимой роскошью, тогда как с точки зрения оценщика да еще с учетом сложности задачи эта сумма скорее смехотворна. При этом нет оснований рассчитывать, что стоимость прав на результаты интеллектуальной деятельности, вносимых в качестве вклада в уставной капитал будет много больше, чем пятьсот тысяч рублей, скорее наоборот. И этому есть рациональное объяснение.

Определяющую роль в стоимостной оценке интеллектуальной собственности играет и будет играть Контекст. Роль контекста здесь даже более существенна, чем роль местоположения объекта при оценке недвижимости. Если квартира в центре Москвы может стоить в десятки раз больше, чем такая же квартира где-нибудь в рабочем поселке, то патент на изобретение, принадлежащий международной корпорации, может стоить в тысячи раз больше, чем патент на то же изобретение, если он принадлежит академическому институту или вузу, не говоря уже об изобретателе одиночке. Примерно то же справедливо по отношению к компьютерным программам. Например, игра «Тетрис» [1] принесла:

  • Ее автору (Алексею Пажитнову) – $15 тыс.
  • Вычислительному Центру Академии Наук - $4 млн.
  • Фирме "Nintendo" - свыше $1 млрд.

И дело здесь не в том, что фирма Nimtanda продавала «уже совсем другой продукт», а в том, что она имела возможность продавать его по всему миру и продавать десятки или сотни миллионов копий игры, тогда как Вычислительный Центр мог продать исключительные права одной из фирм типа той же Nimtanda или получить за нее гроши, продавая копии желающим по запросам (без агрессивного маркетинга, дилеров и т.п.). Нелепым выглядит также предположение, что Вычислительный Центр здесь сильно прогадал «по неумению торговаться». Он мог бы вообще остаться ни с чем, запросив больше, а фирма не заплатила бы большую сумму, чтобы не создавать прецедент. Несколько более обоснованно утверждение, что автору в данном случае надо было заплатить больше, например $400тыс., т.е. 10%. Тем не менее, сам факт такого распределения доходов достаточно точно отражает пропорции в стоимости одних и тех же исключительных прав, когда они находятся в разных руках. Нечто подобное происходит в любом инновационном проекте на основе результата интеллектуальной деятельности.

Обычно инновационный проект предполагает несколько стадий финансирования. На каждой стадии привлечение новых средств влечет уменьшение доли первоначальных вкладов, хотя в абсолютном, т.е. денежном выражении их стоимость увеличивается. Оценка вклада в самом начале проекта (при создании хозяйственного общества) – лишь небольшой фрагмент всей этой работы, и он должен быть встроен в общую стратегию, в целостную схему финансирования всего проекта. Иначе оценка, сделанная профессиональным оценщиком, может лишь навредить, что не пойдет на пользу и самому оценщику.

Непонимание или недооценка перечисленных фундаментальных фактов – источник неадекватных ожиданий, принимающих подчас курьезную, но иногда и агрессивную форму. Ошибки, порождаемые этими ожиданиями, проникают в нормативные правовые документы и даже в федеральные законы, препятствуя нормальному развитию методологии оценки и порождая мифы, способствующие уничтожению стоимости, о чем автор статьи уже писал [2]. В этом смысле принятый закон (№ 217-ФЗ от 02.08.2009) – не исключение.

Переходя к вопросу о том, будет ли закон работать, прежде всего, следует отметить, что речь идет об оценке вклада в уставный капитал, вносимого академическим институтом или вузом, т.е. бюджетными организациями. Деятельность таких организаций регулируется в том числе бюджетным кодексом, а денежные расчеты осуществляются через казначейство. То и другое накладывает целый ряд ограничений на проведение расчетных операций. Бухгалтерский учет в бюджетных организациях также заметно отличается от бухгалтерского учета в коммерческих организациях, и эти отличия необходимо учитывать, как минимум, в части ограничений, не актуальных для других, прежде всего, коммерческих организаций.

В частности бюджетные организации до последнего времени не имели права создавать хозяйственные общества, участвовать в их капитале. Новый закон (№ 217-ФЗ) это ограничение в принципе снимает. Точнее, закон выражает волю законодателя и президента к тому, чтобы это ограничение исчезло, а создание хозяйственных обществ на основе научных разработок бюджетных учреждений стало возможно. Уже это само по себе очень серьезно, но для практической реализации явно недостаточно. Чтобы создание хозяйственных обществ в соответствии с 217-ФЗ стало возможным на практике, необходимо устранить целый ряд противоречий в нормативной базе, регламентирующей деятельность бюджетных организаций. Это - большая работа, которую так или иначе необходимо проделать, но для начала эти противоречия надо хотя бы указать. Впрочем, некоторые из них лежат на поверхности.

Например, получая пакет акций в обмен на внесенные в уставный капитал интеллектуальные права, академический институт или вуз приобретает непрофильные активы и вместе с ними обязательства по уплате налога на прибыль, что для него равносильно приговору. Здесь важно и то, что активы непрофильные, и то, что вклад внесен в виде прав использования результатов интеллектуальной деятельности, а такие права (согласно ПБУ) не учитываются в составе нематериальных активов. Наконец, важно еще и то, что у бюджетной организации в принципе нет денег для уплаты налога, возникшего в результате такой комбинации. Парадокс заключается в том, что с бухгалтерской точки зрения академический институт или вуз при таком обмене ничего не отдает (из имеющихся активов), а получает вполне реальные (к тому же непрофильные!) активы на сумму, определенную общим решением акционеров или независимым оценщиком, тогда как на самом деле все ровно наоборот. А потому неизбежно означает появление налога на прибыль. Проблема не решается простым изменением правил бухгалтерского учета (ПБУ), например, разрешением учитывать права использования (лицензии) в составе нематериальных активов или каким-то другим простым путем. Практически в любом случае бюджетная организация, решившая внести вклад в уставный капитал в виде интеллектуальных прав, оказывается перед очень неприятным выбором: низкая оценка вклада в виде интеллектуальных прав и, соответственно, маленькая доля в уставном капитале или высокая оценка и налог на прибыль, равносильный приговору. Чтобы обойти это противоречие, необходимы нетривиальные решения. А для этого надо понимать ситуацию в целом со всеми ньюансами, т.е. знать все ограничения и пути их обхода с использованием достаточно сложных схем и договоров различного типа.

Еще одно противоречие состоит в том, что дивиденды, как и лицензионные платежи среди возможных доходов бюджетной организации не значатся. На практике это означает, что казначейство будет расценивать их как "неопознанные платежи" и перечислять в бюджет. Следовательно, акционер этих платежей не получит, не будет выплат авторам и т.д. В отличие от предыдущего противоречия данное противоречие невозможно обойти. Вместе с тем, его легко устранить, внеся поправку в бюджетный кодекс, но пока это не сделано и, более того, вопрос не обсуждается.

Наконец, совершенно не проработаны важнейшие вопросы о том, кто и на каких условиях будет работать в создаваемых фирмах, а также о том, на каких условиях эти фирмы будут обеспечиваться рабочими помещениями. Ссылка на ГК здесь мало убеждает, тогда как в странах, где аналогичные законы работают, именно этим вопросам, а не оценке вкладов уделено основное внимание законодательства. Перечисленные пробелы и противоречия вполне убеждают в том, что на данный момент лишь выражена воля к тому, чтобы хозяйственные общества при научных учреждениях и вузах можно было создать, но не создана реально работоспособная нормативная база для этого. Однако, если такая воля есть, то нормативную базу можно и нужно создать, а вопрос об оценке вкладов - вполне актуален.

Ссылки:

Оценочная деятельность 1. Макаров В. Л. Экономика знаний: Уроки для России // Вестник Российской академии наук. - 2003. - Т. 73. № 5. - C. 450-456. - http://www.labrate.ru/articles/makarov_knolege-economy-2003.htm

2. Козырев А. Н. Проблемы оценки интеллектуальной собственности. Проекты федеральных стандартов // Библиотека LABRATE.RU, 2008.

Подготовлено 13.08.2009 специально
для бюллетеня “Оценочная деятельность» №3, 2009



Об авторе статьи:

Козырев Анатолий Николаевич Козырев Анатолий Николаевич - доктор экономических наук, главный научный сотрудник ЦЭМИ РАН, научный руководитель ООО КИЦИК Лабрейт.Ру, заведущий кафедрой Экономики интеллектуальной собственности МФТИ, директор Центра Развития Инноваций ИГУМО, заместитель Председателя Научного совета по экономическим проблемам интеллектуальной собственности при Отделении общественных наук РАН, профессор кафедры ЮНЕСКО по авторскому праву и другим отраслям интеллектуальной собственности. Автор первого учебника по оценке интеллектуальной собственности в Российской Федерации. Сфера научных интересов: экономика знаний, оценка интеллектуальной собственности, математическая экономика.

Ссылки и материалы по обсуждаемой теме:

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Rambler's Top100 Яндекс цитирования


Библиотека LABRATE.RU. Правила копирования и цитирования материалов сайта, форума, электронных рассылок. Размещение кнопок и баннеров.

оценка интеллектуальной собственности