Он-лайн библиотека оценщика LABRATE.RU
©  Он-лайн библиотека оценщиков LABRATE.RU, 2002-2010
©  Нестеров Анатолий Васильевич, 2010
Original article: http://www.labrate.ru/articles/nesterov_article_2010-1_MP.htm



Лабрейт.Ру рекомендует

[ он-лайн обсуждение ]

Нестеров Анатолий Васильевич Что рекомендуют МР по экспертизе отчетов об оценке [1]?

©  Нестеров А.В., 2010

Так называемая в ФЗ РФ «Об оценочной деятельности в РФ» (далее Закон) экспертиза отчетов об оценке волнует любого практикующего оценщика и научную часть оценочного сообщества. К сожалению, чиновники от оценки не интересуются ни мнением ученых, ни просьбами практиков, хотя и обязаны учитывать мнение рынка, профессионалов и науки. Из этого не следует, что все чиновники плохие, точно также как и то, что все оценщики – хорошие, а также юристы, стандартизаторы или экономисты. Это говорит о том, что отсутствуют механизмы воздействия на чиновников. Современная законодательная практика показывает, что если есть политическая воля, то законы динамично улучшаются каждый год. Часто законы обладают дефектами и поэтому положения законов, которые не соответствуют правовой действительности, нормам правовой доктрины и Конституции РФ подвергаются изменениям.

Однако в оценочной «деятельности» этого не происходит, хотя именно оценочное сообщество наиболее бурно и открыто обсуждает имеющиеся проблемы. Например, за десятилетнюю историю Закон подвергался изменениям 14 раз, однако, на уровне методологических ошибок – ни разу. Мы, по-прежнему, утверждаем, что некоторые его нормы не соответствуют российской правовой доктрине.

Судя по дискуссии на appraiser.ru в обсуждаемом документе практически нет учета, мнений оценочного сообщества. В этой связи, необходимо, в очередной раз, высказать суждение скептика о судьбе оценочной «деятельности» и о «экспертизе» отчетов об оценке.

Зададим следующие вопросы.

    1. Важен ли правовой статус МР?

    2. Существует ли правовое основание у НСОД на разработку и утверждение МР? Что такое методические рекомендации в принципе?

    3. Откуда появилась «экспертиза» отчета об оценке и соответствует ли она правовому институту экспертизы в российской правовой доктрине?

    4. Как регулируется порядок проведения «экспертизы» отчета об оценке, и почему нет методик ее проведения?

    5. К чему привело такое регулирование «экспертизы» отчетов об оценке?

    6. Кому нужны МР по экспертизе отчетов об оценке?

Далее дадим ответы на данные вопросы.

1. Один из участников дискуссии высказал мысль, что важно наличие обсуждаемого документа и не важен его статус. Может быть, в журналистике это и возможно, но в профессиональной деятельности – не допустимо. Важен не только жанр документа, но и его правовой статус. Напомним, что существуют нормативные правовые акты и нормативные документы, а также мнения оценщика в отчете об оценке, которые имеют различный правовой статус в юридически значимых административных и судебных процессах.

Ложный посыл участника привел к ложным выводам и ложному статусу МР. Не считая многочисленных внутренних и внешних противоречий, правовых и юридических ошибок, он в корне не соответствует правовой доктрине России и содержит множество коррупциогенных факторов. Кроме того, в методологическом аспекте он не выдерживает критики. Проектировщики МР декларируют благие цели, связанные с наведением порядка в оценочной деятельности в части экспертизы отчетов об оценке. Возьмем на себя смелость утверждать, что эти цели – ложные, и они их не достигнут, т. к. нет порядка в самой оценочной деятельности.

Форма документа с методическими рекомендациями широко известна и в ней ни когда не бывает правовых норм. Это даже не методика «экспертного» исследования, а только рекомендации методического характера, как осуществлять операции, описанные в методике. Как можно предлагать методические рекомендации, если нет методики?

2. НСОД не имеет правового основания ни разрабатывать, ни утверждать методические рекомендации, т. к. про них в Законе ничего не сказано. НСОД может разрабатывать проекты федеральных стандартов. При этом в данных стандартах нет нужды дублировать нормы Закона, т. к. это называется профанация. В них должны быть представлены методики, методы и способы проведения, как оценки, так и «экспертизы» отчетов об оценке. В рамках данных стандартов могут быть и методические рекомендации, при наличии того, на что эти рекомендации пишутся.

Очень некрасиво выглядит ситуация, когда есть саморегулируемые организации, которые ничего не регулируют, есть Национальный совет, который также не подготовил ни одной методики – «федерального» стандарта. А все, вплоть до профессиональной оценки отчетов об оценке, регулируются чиновничьими инструкциями, в которых есть административные процедуры, но отсутствуют профессиональные процедуры (методики).

3. Необходимо отметить, что в российском законодательстве существует как минимум четыре значения у слова «экспертиза»: 1) правовое понятие экспертизы, 2) «экспертиза» как вневедомственная проверка, 3) «экспертиза» как процессуальное исследование, 3) «независимая экспертиза» как внепроцессуальное исследование. Кроме того, в массовом сознании существует понятие «эксперт», как любой человек, который что-то знает и может высказать субъективное суждение. К сожалению, иногда, не обремененные правовыми знаниями специалисты и чиновники применяют слово «эксперт» в последнем значении. Также следует различать «экспертизу» в рамках юридически значимого процесса взаимодействия между субъектами права, административного процесса с участием органов исполнительной власти и судебного процесса. В рамках судебного процесса назначают оценочную судебную экспертизу, а не «экспертизу» отчета об оценке [5].

В Законе только один раз упоминается словосочетание «экспертиза отчета об оценке», в частности «Экспертный совет саморегулируемой организации оценщиков осуществляет экспертизу отчетов об оценке ценных бумаг, а также экспертизу иных видов отчетов оценщиков в соответствии с законодательством Российской Федерации». Такое скудное регулирование института экспертизы, но повсеместное его упоминание в законах, характерно для современных российских законодателей. Этот факт привел к тому, что нормы с упоминанием экспертизы стали коррупциогенными, а рынок законодательно не урегулированных коррупциогенных экспертных услуг оценивается в сотни млрд. рублей. При этом ведомства вопреки Конституции РФ и правовым принципам пытаются в обход закона самостоятельно утверждать правоустанавливающие нормы, касающиеся прав и обязанностей экспертов и самой экспертной деятельности. Чиновники давно поняли, что с помощью легитимных, но неурегулированных «экспертиз» можно получить, ни чем не ограниченное властное усмотрение. А подтверждение тому, что «экспертиза» является только проверкой, можно найти в [3], в частности,

    экспертиза отчета об оценке - совокупность мероприятий по проверке соответствия отчета об оценке стандартам оценки и законодательству об оценочной деятельности. Зачем проверку называть экспертизой?

4. Более подробно упоминание взаимодействия субъектов данной «экспертной» деятельности приведено в другом законе [4]. Для единообразного применения «экспертизы» отчетов по оценке, правоотношения при заказе и проведении таких «экспертиз» должны быть определены в Законе, а конкретные порядки взаимодействия субъектов «экспертизы» должны быть определены в иных законах.

В соответствии со статьей 77. Определение цены (денежной оценки) имущества [4].

    Уполномоченный орган рассматривает представленные документы и осуществляет проверку на соответствие:
    отчета об оценке, подготовленного оценщиком, стандартам оценки и законодательству об оценочной деятельности;
    Мотивированное заключение уполномоченного органа направляется в:
    саморегулируемую организацию оценщиков, членом которой является оценщик, осуществивший оценку, в случае принятия уполномоченным органом решения о несоответствии отчета об оценке, подготовленного оценщиком, стандартам оценки и законодательству об оценочной деятельности для проведения саморегулируемой организацией экспертизы соответствующего отчета об оценке.

    Саморегулируемая организация оценщиков проводит такую экспертизу и по ее итогам направляет заключение в уполномоченный орган и общество в срок, не превышающий 20 дней со дня получения мотивированного заключения. В случае направления саморегулируемой организацией оценщиков по итогам экспертизы отрицательного заключения цена объектов, определенная советом директоров (наблюдательным советом) общества в соответствии с настоящей статьей, признается недостоверной.
    Уполномоченный орган вправе оспорить результаты экспертизы в судебном порядке.

Таким образом, уполномоченный орган осуществляет проверку отчета об оценке, а саморегулируемая организация оценщиков проводит такую же проверку, но она уже называется экспертизой. В этой связи будем обозначать ее «экспертизой», т. к. фактически она экспертизой в правовом смысле не является. При этом законодатели результаты «экспертизы» в данном случае рассматривают как правовой акт, раз его можно оспорить в судебном порядке, что противоречит принципам права. В праве однозначно существует разделений понятий проверка и экспертиза, а эксперт не может выносить юридически значимые решения.

Хотя Росимущество является только агентством и в его полномочия входит подготовка заключений по отчетам об оценке, оно издает приказ, утверждающий не только Порядок [3] для своих подразделений, но и или иных оценщиков, в частности, в соответствии с [3],

    эксперт - уполномоченное должностное лицо Росимущества или его территориального органа, проводящее экспертизу отчета об оценке;
    сторонний эксперт - лицо, привлекаемое для проведения экспертизы отчета об оценке на договорной основе в порядке, установленном Федеральным законом от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд".

Хотя в Порядке и декларируется, что в «экспертизе» надо проверять соответствие отчета требованиям законодательства и стандартам оценки, в частности,

    экспертное заключение - документ, составленный по результатам экспертизы отчета об оценке, содержащий мотивированное мнение о соответствии (несоответствии) данного отчета стандартам оценки и законодательству об оценочной деятельности;

процедуры последней проверки в нем отсутствуют. Что свидетельствует о наличии в Порядке только административных юридических требований. Министерство экономического развития также издает приказ, в котором утверждается Положение [2], регулирующее экспертизу отчетов об оценке в саморегулируемых организациях оценщиков.

В соответствие с данным Положением,

    3.16. По результатам проведенной экспертизы отчета об оценке выдается:
    - мотивированное положительное экспертное заключение, которое является подтверждением рыночной стоимости, определенной независимым оценщиком в отчете об оценке, в случае соответствия отчета требованиям законодательства Российской Федерации об оценочной деятельности, стандартов оценки, обязательных к применению субъектами оценочной деятельности, и договора на проведение оценки ценных бумаг.

Хотя в Положении и декларируется, что в «экспертизе» надо проверять соответствие отчета требованиям законодательства и стандартам оценки, процедуры последней проверки отсутствуют. Что свидетельствует о наличии в Положении только административных юридических требований.

Как известно, в праве эксперт это правовая роль, на которую назначается сведущее физическое лицо, на время проведения экспертных исследований, а заключение эксперта есть юридический документ - источник доказательств, для правомочного лица, назначившего экспертизу. При этом заключение эксперта не содержит мнений, а только категоричные ответы. В праве известно, что заключение эксперта должно составляться только на основе исследования объекта экспертизы, которое не возможно проводить без методики исследования. Однако нам не известна ни одна публичная, апробированная и утвержденная методика исследования в рамках «экспертизы» отчетов об оценке на «федеральном» уровне.

СРОО сами должны разрабатывать и утверждать такие методики в рамках стандартов организации, а НСОД - разрабатывать в рамках «федеральных» стандартов. Наверное, нельзя принять за серьезные рекомендации «о порядке проведения экспертиз отчетов об оценке» НСОД [8] тривиальную рекламу, в частности, «Национальный совет по оценочной деятельности рекомендует всем потребителям услуг по оценке, с целью получения квалифицированных объективных экспертных заключений, привлекать для проведения экспертиз отчетов об оценке экспертные советы саморегулируемых организаций оценщиков».

Итак, в законодательстве об оценочной деятельности не правомерно используется легитимный в российском законодательстве термин «экспертиза». Под словосочетанием ««экспертиза» отчетов об оценке» скрывается проверка отчета об оценке, осуществляемая с одной стороны компетентным органом, а с другой стороны экспертным советом СРОО.

При этом в определенных случаях «экспертное» заключение рассматривается как правовой акт, имеющий юридическое значение, а в других случаях как документ, имеющий доказательственное значение. Вся эта терминологическая неразбериха началась с введения в Законе слова «экспертиза» без должного понимания правового смысла института экспертизы в российском законодательстве.

Далее рассмотрим юридический и методический аспекты данной «экспертизы». Проверяющее лицо должно проверить конкретный продукт оценочной «деятельности» конкретного оценщика, который называется «отчет об оценке» и является объектом проверки («экспертизы»).

При этом целью проверки является установление юридически значимого факта (соответствует или не соответствует) проверяемый отчет правовым (законодательным) и процедурным требованиям, где под процедурными требованиями понимаются требования стандартов («федеральных» или организаций).

Под предметом проверки необходимо понимать только конкретные операции оценочной «деятельности», совершенные оценщиком в процессе оказания оценочной услуги. Как известно, в праве услуга не имеет отчуждаемого результата, поэтому нельзя проверить то, что отсутствует.

Проверка отчета об оценке является юридически значимой операцией, которую должно проводить лицо, обладающее юридическими знаниями и юридической компетенцией для принятия юридически значимого решения, т.к. данное лицо должно ответить на юридический вопрос, соответствует ли отчет об оценке законодательным требованиям. Проверяющее лицо может проводить проверку отчета об оценке, если в Законе четко установлены требования, позволяющие проводить такую проверку.

С другой стороны данную проверку должен проводить профессионал. Профессиональную проверку отчета об оценке должно проводить лицо, обладающее профессиональными знаниями по конкретному виду объектов оценки. Совмещать эти два вида проверки нельзя, т.к. проверяющий оценщик (его можно назвать рецензент отчета) должен рецензировать отчет на соответствие требованиям стандартов (методик оценки определенного вида объектов). При этом рецензент должен иметь свидетельство оценщика-рецензента на право самостоятельного производства профессиональной проверки определенного вида объектов оценки. Профессиональную проверку можно проводить только при наличии установленных процедурных требований в методике проведения проверки, а также установленных процедурных требований в методике проведения оценки объекта оценки.

Оценщик-рецензент должен иметь право назначать другого оценщика на правовую (процессуальную) роль оценщика-исследователя для проведения исследования отчета об оценке на предмет получения ответов на вопросы, которые требуют специального исследования каких-либо частей отчета об оценке, и ответы, на которые не входят в компетентность оценщика-рецензента. При этом ему не запрещено самостоятельно проводить такие исследования в области его специальной компетентности.

Оценщик-рецензент не может высказывать мнение, а может только доказательственно ответить на основной вопрос (соответствует или не соответствует) отчет об оценке процедурным требованиям стандартов (методик). Также он не может делать юридическую квалификацию правонарушения и виновности оценщика, подписавшего отчет об оценке.

Так называемые экспертные советы фактически являются коллегиальным административным органом, который на основе негативной «экспертизы» отчета об оценке должен вынести юридически значимое решение о квалификации проверяемого деяния оценщика. При этом в их функции должна входить функция юридического вывода о соответствии законодательству проверяемого отчета об оценке и допустимость заключения рецензента. Он же должен рассматривать апелляции от проверяемого оценщика. Окончательное решение данного совета должен подписывать председатель совета, рецензию должен подписывать только рецензент, а не группа руководителей. Это связано с тем, что только он несет ответственность за данное заключение. Исходя из специфики оценочных услуг в России, оценщик имеет право на ошибку, но не имеет права на заведомо ложный отчет об оценке. Аналогично можно сказать про «эксперта» по «экспертизе» отчетов об оценке. При этом необходимо в процедурных (стандартных) требованиях установить количественный критерий, определяющий существенность как ошибки оценщика, так ошибки «эксперта» и «экспертного совета».

5. Отсутствие нормального правового регулирования и регламентирования правовых отношений, юридически значимых взаимодействий и продуктов «экспертизы» отчетов об оценке привело к негативной ситуации на рынке «экспертных» услуг. Например, В. С. Зимин отмечает, что цена таких «экспертиз» лежит в диапазоне от 100 до 200 тысяч руб., даже если сама оценочная услуга будет стоить 20 тыс. руб., и указывает на коррупциогенность норм, которые регулируют данную «экспертизу» [6].

В статье З. А. Айгумовой приводится подробный анализ многочисленных недостатков процедур «экспертизы» отчетов об оценке, а также обращается внимание на коррупциогенный характер такой деятельности [7]. Она пишет: «Сам факт подачи в суд на СРОО говорит о том, что назрела проблема «качества» работы Экспертных Советов», при этом приводит факт, что в судах все оценщики проигрывают СРОО. На наш взгляд, она не назрела, а изначально была легитимно установлена в Законе. Кроме того, скажем, что данная тенденция скоро сменится на прямо противоположную. Время смены тенденции будет зависеть от роста профессионального мастерства юристов, которых будут привлекать оценочные компании для защиты своих законных интересов в судах.

Эти факты можно рассматривать, как подтверждение аргументации того, что при отсутствии профессиональных методик и четких критериев, «экспертиза» отчетов будет либо заведомо положительной, либо в ней всегда будут найдены «существенные» недостатки. При этом сам оценщик оказывается беззащитным перед «экспертным бизнесом». Из этого не следует, что все «эксперты» плохие, а оценщики – хорошие.

По этому поводу можно высказать мысль, что в сфере оценочной деятельности в России, появились адепты давно отвергнутой юридической наукой идеи «научного судьи», когда эксперт принимал юридически значимые решения.

Очень важные выводы приводятся в [9], в частности, «В настоящее время отсутствуют четкие единые требования к процедуре экспертизы отчётов об оценке и к содержанию экспертных заключений, понятные всем субъектам рынка оценочных услуг». Далее В. И. Лебединский отмечает: «Нужна стоимостная экспертиза, направленная на выявление возможных ошибок в отчётах об оценке, существенно влияющих на итоговую величину рыночной стоимости объекта оценки». Обратим внимание на подчеркнутые нами слова. Для того, чтобы это сделать должны быть критерии возможности и существенности, а их нет.

6. Из выше изложенного, возникают следующие вопросы. Зачем так тщательно камуфлировать жанр документа, который по правовой сущности является нормативным правовым актом? Зачем проектировщики МР заявили, что «целью Методических рекомендаций является формирование единого методического подхода к экспертизе отчетов об оценке», и спрятали в общие положения истинную цель «развитие требований Федерального закона от 29.07.1998 № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», т.е. дальнейшее установление законодательных требований в обход закона, но, как утверждается в МР, с учетом российской и зарубежной практики экспертизы отчетов об оценке?

Недавно появившуюся статью В. И. Лебединского [9] можно рассматривать как необходимое подкрепление МР с учетом международной практики. Однако, известны многочисленные указания на международную практику без должного учета российского законодательства и российского менталитета, вспомним правовой кентавр в виде «федеральных стандартов». Единственным важным выводом в статье является «Необходимым условием качественного проведения экспертизы отчетов об оценке является наличие соответствующего методического обеспечения». Если МР рассматривать как методическое обеспечение, то тогда в России с оценочной деятельностью все будет в «полном порядке».

И еще один вопрос. Почему учли мнения только так называемых «экспертов», и не учли мнения оценщиков и научной общественности, хотя обязаны были это сделать? Наверное, практикующие оценщики сами ответят на данный вопрос.

Выводы. Законодательство в оценочной сфере направлено на интересы чиновников (удобство для них и не прозрачность для народа), и поэтому должны появиться законодательные механизмы сдерживания властного усмотрения чиновников от оценки и учета законных интересов субъектов права в оценочной сфере. А все нормативные правовые акты в оценочной деятельности должны быть проанализированы в рамках общественной антикоррупционной экспертизы и их выводы направлены в прокуратуру. Хотя, учитывая, что в антикоррупционной экспертизе состояние не намного лучше, чем в «экспертизе» отчетов об оценке, можно закончить статью на скептической ноте.

P.S. Так как власть не смогла по существу контролировать ни пригодность оценочных услуг, ни антикоррупционную безопасность в оценочной сфере и не хочет нести материальные риски за это, то она фактически передала часть своей властной компетенции (права, обязанности и ответственность) НСОД, оставив себе надзор за деятельностью НСОД. Однако, законодатели вопреки правовой доктрине, посчитали, что у услуг есть результат и поэтому профессиональный контроль на рынке оценочных услуг оказалось можно вести с помощью «экспертиз отчетов об оценке». При этом они толком не знают, что необходимо проверять в рамках властного надзора – соответствие процесса, выполненного оценщиком, процедурным требованиям методики, или предполагаемые возможные последствия от использования отчета об оценке, которые зависят от множества неизвестных или неучтенных в методике факторов. Так как в основном упор делается на последствия, то получается, что от методики оценки ничего не зависит. На наш взгляд, нормальный «результат» в виде последствий, за которые отвечает оценщик, зависит только от соответствия процесса выполнения оценочной услуги требованиям методики. Если методика нормальная (валидная), то и отчет будет нормальным (с положительной верификацией). Дальнейшую ответственность за действия заказчика должен нести сам заказчик оценочной услуги. На наш взгляд, в обязанности НСОД, как профессиональной организации, должна входить сертификация методик СРОО и выборочный контроль их соблюдения при рецензировании отчетов об оценке. При этом сами методики СРОО должны быть оформлены как стандарты организации, а НСОД должен создать систему стандартизации в области оценочных услуг и национальный технический комитет по стандартизации в области оценки стоимости. В рамках данного комитета необходимо утверждать национальные стандарты по оценочным услугам. Среди данных стандартов должен быть национальный стандарт «Методика рецензирования отчетов об оценке».

Интерес к экспертизе отчетов об оценке возникает у надзорного органа власти, агентства, которое управляет государственным имуществом, и иных лиц. При этом органу исполнительной власти никто не запрещает организовать в соответствии с законом профессиональную проверку отчетов об оценке с помощью национальных стандартов. Поэтому нет необходимости создавать «правового кентавра» в виде федеральных стандартов оценки. Завтра региональные или муниципальные власти также захотят иметь свои «региональные или местные стандарты оценки». На наш взгляд, чиновники надзорного органа или агентства не обладают профессиональной компетентностью (знаниями, умениями и профессиональными приемами) для рецензирования отчетов об оценке и в их должностных регламентах не должны быть указаны такие функции. В их административную компетенцию должна входить только проверка административных (юридических) свойств отчета об оценке.

Литература

    1. Методические рекомендации по экспертизе отчетов об оценки // appraiser.ru.

    2. Положение о порядке проведения экспертизы отчета об оценке ценных бумаг, требованиях и порядке выбора саморегулируемой организации оценщиков, осуществляющей проведение экспертизы // Приказ Минэкономразвития России от 29 сентября 2006 г. N 303. – Консультант Плюс.

    3. Порядок проведения экспертизы отчетов об оценке // Приказ Федерального агентства по управлению федеральным имуществом от 09.10.2007 N 185. - Консультант Плюс.

    4. Федеральный закон «Об акционерных обществах» // Консультант Плюс.

    5. О рассмотрении арбитражными судами дел об оспаривании оценки имущества, произведенной независимым оценщиком // Информационное письмо Президиума Высшего арбитражного суда Российской федерации от 30 мая 2005 г. N 92.

    6. Зимин В. С. Особое мнение об «экспертизах» отчетов об оценке, стоимости объектов оценки и экспертах-оценщиках // appraiser.ru.

    7. Айгумова З. А. Экспертиза отчетов в саморегулируемых организациях (СРО): как не попасть в просак… // appraiser.ru.

    8. Рекомендации национального совета по оценочной деятельности о порядке проведения экспертиз отчетов об оценке // Протокол № 3 от 05 марта 2009 г.

    9. Лебединский В. И. Анализ международной практики экспертизы отчетов об оценке // appraiser.ru.

январь 2010 года

[ он-лайн обсуждение ]


Статьи д.ю.н. Нестерова А.В. на сайте LABRATE.RU :




Союз образовательных сайтов Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Rambler's Top100 Яндекс цитирования


Библиотека LABRATE.RU. Правила копирования и цитирования материалов сайта, форума, электронных рассылок. Размещение кнопок и баннеров.

Услуги: отчет по геодезическим изысканиям с гарантией