Консультационно-исследовательский центр интеллектуального капитала Лабрейт.Ру
©  Библиотека LABRATE.RU, 2011
Original article: http://www.labrate.ru/20110622/stenogramma.htm


реклама на LABRATE.RU        LABRATE.RU - советует

к главной странице все материалы круглых столов ЦЭМИ РАН

Cтенограмма круглого стола
Новые инструменты и услуги на рынке интеллектуальной собственности

г.Москва, ЦЭМИ РАН, 19-00, 22.06.2011

[рассылка] [стенограмма] [тезисы] [приглашение] [фоторепортаж] [он-лайн обсуждение]

адрес начала реплики Ведущий (Козырев Анатолий Николаевич, д.э.н., заместитель председателя Научного совета по экономическим проблемам интеллектуальной собственности при Отделении общественных наук РАН). Начинаем наш круглый стол. Я сначала объясню правила, потом обстоятельства, а потом начнем. Во-первых, правила. Всем, кто собирается говорить, надо сесть за стол. Напрасно вы сели на второй ряд, места есть. И возможно, вам захочется сказать несколько слов, лучше, чтобы микрофон был рядом. Говорите только в микрофон. Потому что ведется запись, потом она расшифровывается, и когда говорят из зала, то реплики очень трудно разбирать, и это всегда плохо – рушится логика. Так что нижайшая просьба – всем сесть за стол, кто хочет хоть что-то говорить или допускает такую возможность. Далее. Козырев Анатолий Николаевич У нас обычно нет серии докладов, есть затравочный доклад, после чего говорим свободно. Сегодня у нас затравочный доклад должен делать Искендер Нурбеков из «Сколково», но он опаздывает. Он позвонил мне где-то в начале седьмого, сказал, что опоздает, вероятно. Он рассчитывал, что через 40 минут приедет, вот уже прошло час десять, он еще не доехал. Но поскольку я человек опытный, он был моим ассистентом в РГГУ, всегда опаздывал. И вот для того чтобы не попасть опять в такую ситуацию, я все-таки кое-что приготовил. Говорить мы будем не только о том, что он собирался докладывать, а именно: картирование или mapping, а несколько шире.

Я еще в прошлом году, в общем-то, хотел провести круглый стол по поводу Ocean TOMO. И тогда дал задание студентам подготовить материал, а Дмитрий Радостев подготовил некоторую презентацию. К сожалению, поскольку она не моя, я не все помню, как там что было. Вот здесь вот общая информация об Ocean TOMO. И вот что меня в этом во всем поразило. После того, как все отлично знают, что патент – это не та штука, которую надо продавать на аукционе или на бирже, и были примеры неудач в этой области, нашлась очень крупная компания, которая этим начала заниматься, и, в общем-то, нельзя сказать, что совсем неуспешно. Они продали, вот, видите, там внизу цифры – 10 миллионов, провели 10 аукционов. Если бы пошло совсем плохо, они бы кончили, конечно, сразу с этим делом. Но они с 2006-го начали. То есть они организовались в 2003-м, готовились какое-то время к проведению.

Да, вот Искендер пришел.

А потом начали эти аукционы. И у них довольно богатый сайт, там много всего есть. Радостев готовил свою презентацию по сайту. Что, собственно, он показал? Он показал средние цифры. Оказалось, что, конечно, огромный разрыв между тем, что хотят получить изобретатели за свой патент, и тем, что реально получается. Тем не менее, в общем-то, кое-что получается. Средняя цена ожидания гораздо выше, чем средняя цена продажи. Фирмы, конечно, в этом плане гораздо более разумны. Вот здесь график, его практически не видно, ну и ладно. Поскольку Искендер пришел, я буду сокращать свое выступление потихоньку. Самый дорогой патент получился у них 6,6 миллиона. А, это – весь лот. Ну и вот тут клин, это про самый дорогой одиночный патент. Я еще хотел рассказать немножко про «БИНИТЕК». У нас в 92-м году была организована такая фирма и очень громко начинала. В 93-м она была объявлена пирамидой. Потому что занималась продажей векселей и, в общем-то, как выяснилось, сильно надувала клиентов. Но самое удивительное, что последнюю публикацию о том, как это хорошо, я видел от 2006 года. В 96-м году на эту тему восторженно говорил один академик (я не буду называть имя), когда 3 года уже было известно, что это пузырь. Но он не знал, ему, видимо, не рассказали. Но последняя статья уже какого-то чудака – 2006 года. Вот это поразительно, как часто информация не доходит до людей.

Ну, это было до Ocean TOMO. В презентации Радостева вся информация с сайта, а я расскажу от себя немножко. Я посмотрел один из докладов об Ocean TOMO, на международной конференции, где была информация. Собственно, я оттуда сделал вырезки, они есть в материале, который размещен на сайте Лабрейт. Что там позитивного мне увиделось? Самое позитивное – это патентный индекс Ocean TOMO. Оказалось, что на основе патентной статистики можно достаточно точно определять стоимость патента. Это очень здорово, потому что это статистика, которая не зависит от того, кто заказывает работу. Патентная статистика генерируется самим патентным офисом и событиями. Она, в общем-то, довольно объективна. И то, что на ее основе можно что-то делать, это, в общем, любопытно. Хотя у нас по России, конечно, такую статистку не соберешь, а если и соберешь, то, скорее всего, из нее ничего подобного не получится.

Еще они затеяли некие финансовые инструменты на основе интеллектуальной собственности, которые мне кажутся очень подозрительными. Идеи типа того, что продавать бумаги под технологию, а не под предприятие, которое этой технологией обладает. И приводят пример: вот у «Тошиба» есть то-то и то-то, и вот мы выпускаем ценные бумаги, которые не акции «Тошиба» и не производные от акций «Тошиба», а производные вот этих самых нематериальных активов. Я так подумал: чего же здесь больше? Это похоже на пирамиду, где каждый вкладывает, исходя из того, что удастся продать дороже, и игра длится до тех пор, пока кто-нибудь не проиграется полностью? Или это может быть что-то более серьезное? Но у меня такое ощущение, что пирамида.

Ну, и я думаю, что сегодня мы поговорим о том, что нам Искендер расскажет сейчас и его оппоненты. Если потом останется время, то поговорим шире о всяких вот таких удивительных вещах, которые непонятно, пока смотришь издалека: это очередное жульничество, или какая-то массовая иллюзия, или это что-то серьезное. Вот это вот, собственно, и тема. Искендер, идите сюда. А я буду руководить.

адрес начала реплики Нурбеков. Да, конечно.

адрес начала реплики Ведущий А Вы докладывать.

адрес начала реплики Нурбеков. Добрый вечер, коллеги. Я прошу прощения за опоздание. К сожалению, Москва, вечер. Меня зовут Искендер Нурбеков. Сейчас я работаю заместителем руководителя Управления интеллектуальной собственности Фонда «Сколково». Я должен немного рассказать предысторию возникновения этой темы и рассказать про свой бэкграунд. Потому что в объявлении про наш круглый стол было сказано, что я являюсь патентным специалистом. На самом деле патентным специалистом в чистом виде я, конечно, не являюсь. Потому что я – юрист со специализацией в интеллектуальной собственности. Наверно, вы обратили внимание, что в моем докладе, в материалах, которые были опубликованы, не содержится анализа каких-либо конкретных решений или баз данных, которые имеются на рынке. Это сделано совершенно специально. Потому что в этом докладе и вообще мы придерживаемся принципа технологической нейтральности и считаем, что любой инструмент не является идеальным и всегда при работе необходимо использовать несколько инструментов. Я надеюсь, что на этой встрече у нас будет возможность узнать имеющийся опыт, кто какие инструменты использует и почему. И во многом именно это явилось причиной нашей большой заинтересованности в сегодняшней встрече. Мы абсолютно открыты диалогу.

Мой доклад является всего лишь вводным и излагает мое общее понимание, как юриста, ситуации с этим инструментом за рубежом.

Патентное картирование, или patent mapping, как я его назвал в своих материалах, - это, по сути, скорее хорошо забытое старое в новой оболочке. Но как показывает практика, особенно российская практика, новая оболочка зачастую является даже более важной, чем содержание. Потому что именно эта оболочка позволяет эффективно использовать то «содержание», которое было накоплено, получено каким-то другим лицом. В принципе, патентное картирование вкратце – это такой метод донесения информации, которая была получена в результате анализа ряда патентов, технических решений, используемых в определенной технологии или даже технологической отрасли. И этот патентный анализ осуществляется обыкновенными средствами поиска по словам и потом, соответственно, логической обработки, интеллектуальной обработки результатов экспертом. Собственно, поэтому я и назвал его машинным и экспертным анализом.

То есть берется объем патентной информации, статистической и «содержательной» информации. Она анализируется сначала машинным способом, то есть путем выделения частотности встречаемости слов, которые интересуют исследователя, и т. д. Потом этот объем данных обрабатывается экспертом, дополняется и туда добавляются иные данные, которые обусловлены опытом эксперта. И потом вся эта информация сводится в таблицу либо в другую «машиночитаемую» форму, которая путем использования имеющихся на рынке либо разработанных внутри конкретной компании программ для ЭВМ преобразуется в удобный для дальнейшего использования и анализа вид. Собственно, вкратце это является патентным картированием.

В принципе, само патентное картирование, насколько я понимаю, как бизнес, как услуга появилось потому, что в целом наступило осознание со стороны иностранных корпораций, иностранных государственных органов того, что без него нельзя, потому что необходимо понимать, в каком направлении двигаться. И в условиях, когда существует очень большое количество патентной информации, в отсутствие простого и быстрого инструмента анализа, массового анализа, который может быть использован не специалистом – ну, как не специалистом? – который может быть использован, может быть, самостоятельно патентным экспертом без ручного поиска или без технического специалиста, который будет разрабатывать специально для него алгоритм поиска и так далее, появилась, собственно, отрасль этих услуг.

Существуют 2 основных термина: patent mapping и patent landscaping. Совершенно условно я их распределил между Европейским патентным ведомством и ВОИС, потому что на Интернет-сайте Европейского патентного ведомства используется понятие patent mapping. А соответственно, на сайте ВОИС используется понятие patent landscaping. Но по своей сути это в общем одно и то же. Это автоматизированный анализ патентной информации по определенным алгоритмам и приведение его результатов в удобную для экспертного анализа и для понимания форму, что обеспечивается визуализацией результатов. Но эта визуализация может носить интуитивный характер, то есть в некоторых решениях это выглядит просто как географическая карта с точками различного цвета. А в некоторых решениях эта визуализация обеспечивается путем построения графиков, диаграмм, деревьев и таблиц.

По своему назначению, в принципе, патентное картирование предназначено, скорее, для менеджмента, причем менеджмента среднего и высшего уровня, так как оно позволяет в очень простой форме, но с надлежащей релевантностью описать тенденции и направления развития какой-то технологии, что выявляется путем анализа той патентной документации, которая относится к этой технологии.

Патентное картирование нас интересует с той точки зрения, как не патентному специалисту либо специалисту, не имеющему очень глубокой экспертизы в какой-то области, иметь возможность получить релевантную информацию и более-менее достоверную информацию для принятия решения об инвестировании средств и ресурсов в какие-то разработки, либо для принятия решения о патентовании, либо об охране в режиме ноу-хау, либо – иного решения. И поэтому, собственно, как это ни называй, это надо делать. И на наш взгляд, патентное картирование в современной интерпретации, как оно делается за рубежом, позволяет это делать. Потому что патентное картирование за рубежом представляет собой бизнес-услугу в формате plug and play. То есть сделал запрос – получил результат. Конечно, понятно, что не всё так просто, но замысел, собственно, таков.

И в процессе обсуждения, которое у меня было, естественно, этой темы, и с Анатолием Николаевичем, и с Владимиром Владимировичем, и с другими коллегами, я вполне осознал, что в принципе, по своей сути, патентное картирование и сам патентный анализ что у нас что за рубежом – это похожие вещи. Но так получилось, и это объективный факт, что за рубежом это развилось в большую индустрию, которая пользуется значительным спросом, а у нас в России она не развилась. То ли в силу отсутствия спроса. То есть, точнее, не «то ли в силу отсутствия спроса», а в силу отсутствия спроса. Вот сейчас он, собственно, появляется. Ну, и соответственно, с другой стороны, в силу отсутствия, наверно, предложения, которое было бы известно на рынке, потому что в процессе общего изучения состояния этой тематики за рубежом, естественно, я интересовался, что происходит у нас в России. И к сожалению, каких-то специальных инструментов, которые производятся именно российскими компаниями, именно с тем бизнес-функционалом, который нас интересует, я не обнаружил.

И в принципе, наверно, с содержательной точки зрения это все, потому что я не вижу смысла очень глубоко обсуждать здесь общие вещи, которые довольно очевидны. И я надеюсь, что из нашего сегодняшнего круглого стола, во-первых, мы, конечно, услышим критику, а во-вторых, мы поймем, собственно, возможности и ограничения этого метода.

Дело в том, что, как известно, например, в Фонде «Сколково» существует 5 направлений исследований, в которых мы должны осуществлять работу, которые мы должны поддерживать. И мы, например, заинтересованы в понимании технологической ситуации по этим 5-ти направлениям. Но при этом нет полного понимания того, насколько, допустим, средства патентного картирования, как мы их понимаем, во-первых, могут быть использованы для описания широкой картины, то есть можно ли создать патентную карту по тематике, например, «Биомедицина», и что это будет из себя представлять. А если это невозможно, то каким образом было бы целесообразно, может быть, формулировать запросы и формулировать области построения этих карт. Это такой практический вопрос, который нас волнует по итогам моего доклада сегодня.

адрес начала реплики Ведущий. У нас еще один докладчик – Владимир Владимирович Белов. Я там место приготовил. Вы же с компьютером будете?

... полностью стенограмма будет размещена после уточнения реплик участниками круглого стола


Материалы к обсуждению:



Организаторы круглого стола
Научный совет по экономическим проблемам интеллектуальной собственности при Отделении Общественных наук Российской академии наук

Учреждение Российской академии наук  Центральный экономико-математический институт РАН (ЦЭМИ РАН)

ООО «Консультационно-исследовательский центр интеллектуального капитала Лабрейт.РУ» ( КИЦИК Лабрейт.Ру )

Обращаем Ваше внимание, что если Вы хотите оперативно и своевременно получать информацию о круглых столах в ЦЭМИ РАН и материалы Научного совета по экономическим проблемам интеллектуальной собственности при ООН РАН - подпишитесь на бесплатную рассылку:

http://subscribe.ru/catalog/science.news.ipcouncilras



Стенограммы ранее проведенных круглых столов (2006-2011)




Союз образовательных сайтов Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рассылка 'Научный Совет по экономике интеллектуальной собственности'


Библиотека LABRATE.RU. Правила копирования и цитирования материалов сайта, форума, электронных рассылок. Размещение кнопок и баннеров.

Виброгрохот