Консультационно-исследовательский центр интеллектуального капитала Лабрейт.Ру
©  Гурин Александр Александрович, 2007
©  Консультационно-исследовательский центр интеллектуального капитала Лабрейт.Ру, 2007
Original article: http://www.labrate.ru/20071010/gurin_article_o_razmere_deyaniya-146.htm

Определение размера деяния при квалификации правонарушения по статье 146 ч.2 УК РФ

©  Александр Гурин , 2007
Некоммерческое партнерство
Дистрибьюторов (НПД)

Вот уже добрый десяток лет и особенно, в течение последнего года, правоохранительные органы борются с цветущим пышным цветом аудио-видеопиратством, впрочем, не слишком-то в этом преуспевая. Результаты этой борьбы – отдельные «знаковые» мероприятия и вал рядовых проверок, незначительная часть которых доходят до стадии возбуждения уголовного дела по ст. 146 ч.2 Уголовного Кодекса РФ. Из их числа, в свою очередь, до суда доходят лишь единицы, и те рассматриваются в особом порядке. Таким образом, однозначно можно сказать одно: на сегодняшний день логичной и основанной на законе практики применения ст. 146 УК РФ в России нет.

Сотрудники правоохранительных органов винят в сложившейся ситуации правообладателей, пеняя на их пассивность и незаинтересованность в защите их же собственных прав. Правообладатели винят правоохранительные органы, заявляя об их коррумпированности. И те и другие обвиняют законодателя в размытости и неоднозначности формулировок закона, не позволяющих привлекать нарушителей авторских и смежных прав к уголовной ответственности.

Чтобы разобраться, кто прав, а кто виноват в сложившейся ситуации, рассмотрим эту проблему с разных точек зрения. Начнем с бытового аспекта, а закончим аспектом правовым.

По меньшей мере странным представляется снисходительное отношение как общественности, так и правоохранителей к рядовым розничным продавцам контрафакта. Почему-то бытует мнение, что вред, причиняемый ими невелик, а корень зла – в пиратах-оптовиках и нелегальных заводах-производителях. Каждое мероприятие, связанное с закрытием склада или завода преподносится как крупная победа на поприще борьбы с пиратством, однако вместо закрытых складов и заводов открываются новые, а уровень пиратства в стране остается практически на прежнем уровне. Работает классический закон рынка: спрос рождает предложение, а вовсе не наоборот, как некоторые пытаются это преподнести. Изменения возможны лишь в случае, если будут созданы условия, при которых рядовому предпринимателю, работающему по принципу «купил подешевле, продал подороже» станет дорого и опасно продавать контрафактную продукцию. Только тогда розничные продавцы будут вынуждены либо заняться продажей совершенно других товаров, либо перейти на лицензионную продукцию. Следом вынуждены будут перейти на «лицензию» пиратские склады, а за ними легализуются и производства. Таким образом, основная цель в борьбе с пиратством – рядовой предприниматель, розничный продавец, поскольку, несмотря на малозначительность вреда, причиняемого каждым таким предпринимателем в отдельности, ущерб, причиняемый массовостью самого явления поистине колоссален.

Стоит отметить, что трудозатраты, необходимые для пресечения деятельности пиратского склада или завода по производству контрафактной продукции несопоставимы с трудозатратами, необходимыми для пресечения деятельности предприятий розничной торговли. Если первые, как правило, хорошо защищены и законспирированы и для прекращения их деятельности необходимо проведение целого комплекса оперативных мероприятий (в том числе и негласных) длящихся месяцами, а то и годами, то с последними все просто: пришел, увидел, победил.

Схема борьбы правоохранительных органов с розничными продавцами контрафакта относительно проста (хотя и далеко небезупречна), вкратце, заключается она в проведении проверочной закупки (доказывании целей сбыта и умысла) и последующем изъятии находящегося в торговом пункте товара. Впоследствии, размер деяния определяется исходя из розничной стоимости легальных экземпляров произведений, пиратские аналоги которых были изъяты в торговом пункте, на основании чего возбуждается или не возбуждается уголовное дело по ст. 146 УК. Таким образом, перспектива привлечения к уголовной ответственности находится в прямой зависимости от количества находящейся в торговом пункте контрафактной продукции. Зная об этом, продавцы стараются держать на точке поменьше продукции единовременно, что, впрочем, нисколько не снижает оборотов, зато существенно снижает риск быть привлеченным по ст. 146 УК. Так называемые «лоточники» вообще не входят в группу риска: все чем они рискуют в случае возможной проверки – лишиться сотни дисков и получить административный штраф, который окупается за следующий день работы.

Тем не менее, несмотря на сетования сотрудников правоохранительных органов на несовершенство законодательства, не позволяющего эффективно защищать интересы правообладателей, его анализ показывает, что можно вполне эффективно бороться даже с последней категорией нарушителей.

Рассмотрим правовой аспект.

Согласно диспозиции ч. 2 статьи 146 УК РФ, уголовная ответственность наступает за незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозку контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенные в крупном размере. Союз «а равно», использованный в формулировке данной нормы, употребляется при присоединении однородного члена или части предложения, усиливая или сопоставляя добавление, отграничивая его от другого («так же», «как и»), следовательно, в диспозиции ч.2 ст.146 УК РФ предусмотрено два самостоятельных состава преступления:

  • незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, совершенное в крупном/особо крупном размере;
  • приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенные в крупном/особо крупном размере; [2]

Следует обратить внимание, что в формулировке части 2 данной статьи понятие «размер» пришло на смену понятию «ущерб», имевшемуся в старой ее редакции, которое никак не могут забыть и безымянные практики и отдельные именитые теоретики. Итак, состав преступления, предусмотренного ч.2 рассматриваемой статьи формальный, а не материальный и не предусматривает наступления таких общественно опасных последствий как причинение кому-либо ущерба. Таким образом, размер причиненного ущерба не имеет правового значения для квалификации деяния по статье 146.2 УК РФ, и нет необходимости в его доказывании.

В соответствии с примечанием к ст. 146 УК РФ, деяния, предусмотренные ч.2 рассматриваемой статьи, признаются совершенными в крупном/особо крупном размере (ч.3), если:

  • стоимость экземпляров произведений или фонограмм превышают пятьдесят тысяч рублей/двести пятьдесят тысяч рублей
  • стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышают пятьдесят тысяч рублей/двести пятьдесят тысяч рублей [2].

Некоторым упущением законодателя является тот факт, что в примечании к рассматриваемой статье не указано, в каком случае следует руководствоваться стоимостью прав, а в каком – стоимостью экземпляров произведений. Вместе с тем, кажущийся пробел легко устраняется посредством анализа и сопоставления законодательства верхних уровней: Конституции РФ, Уголовного кодекса РФ и Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах».

Поскольку в части 2 ст. 146 УК РФ содержится два самостоятельных состава преступления, а в примечании - два различных способа определения размера деяния, логично было бы предположить, что для каждого состава предусмотрен свой способ определения размера деяния.

Рассмотрим первый состав: незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, совершенное в крупном размере. Объектом авторского права является произведение, объектами смежных прав – фонограмма, постановка, исполнение.

Согласно п.2 ст.16 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»: исключительные права автора на использование произведения означают право осуществлять или разрешать осуществлять следующие действия:

  • воспроизводить произведение (право на воспроизведение);
  • распространять экземпляры произведения любым способом: продавать, сдавать в прокат и так далее (право на распространение);
  • импортировать экземпляры произведения в целях распространения, включая экземпляры, изготовленные с разрешения обладателя исключительных авторских прав (право на импорт);
  • публично показывать произведение (право на публичный показ);
  • публично исполнять произведение (право на публичное исполнение);
  • сообщать произведение (включая показ, исполнение или передачу в эфир) для всеобщего сведения путем передачи в эфир и (или) последующей передачи в эфир (право на передачу в эфир);
  • сообщать произведение, (включая показ, исполнение или передачу в эфир) для всеобщего сведения по кабелю, проводам или с помощью иных аналогичных средств (право на сообщение для всеобщего сведения по кабелю);
  • переводить произведение (право на перевод);
  • переделывать, аранжировать или другим образом перерабатывать произведение (право на переработку);
  • сообщать произведение таким образом, при котором любое лицо может иметь доступ к нему в интерактивном режиме из любого места и в любое время по своему выбору (право на доведение до всеобщего сведения) [3].

Очевидно, что в случае незаконного использования произведения такими способами как публичный показ, публичное исполнение, передача по кабелю или в эфир, доведение до всеобщего сведения, определить размер деяния исходя из стоимости экземпляров произведения не представляется возможным, поскольку такая категория как экземпляры произведений фигурируют лишь в случае воспроизведения (изготовления экземпляров произведения), распространения и импортирования экземпляров произведений. Следовательно, размер деяния, связанного с незаконным использованием произведения тем или иным способом, должен определяться исходя из стоимости нарушенного права, то есть из стоимости права использовать его таким же способом. Принимая во внимание тот факт, что законом не установлено каких-либо различий в режимах охраны исключительных прав в зависимости от способа использования произведения, можно сделать вывод, что в случае незаконного использования произведения любым предусмотренным законом способом, размер деяния должен определяться исходя из стоимости права на использование произведения.

Надо сказать, что судебная практика, в настоящее время, идет несколько другим путем, не вполне соответствующим закону. Так, в случаях незаконного распространения экземпляров произведения (нарушения права на распространение), суды склонны считать, что размер деяния должен определяться исходя из стоимости экземпляров произведений. При этом они руководствуются Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 26 апреля 2007 г № 14 «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака», в п. 25 которого указано:

    «Устанавливая признаки крупного или особо крупного размера деяний, предусмотренных частями 2 и 3 статьи 146 УК РФ, следует исходить из розничной стоимости оригинальных (лицензионных) экземпляров произведений или фонограмм на момент совершения преступления, исходя при этом из их количества, включая копии произведений или фонограмм, принадлежащих различным правообладателям.» [4].

В качестве примера практического применения такого толкования закона, можно привести выдержку из постановления судьи областного суда одного из субъектов федерации:

    «Суды первой и кассационной инстанции правильно указали, что в соответствии с ч.2 и ч.3 ст. 146 УК РФ и примечания к указанной статье уголовная ответственность за незаконное использование объектов авторского права, а равно приобретение, хранение, перевозку контрафактных экземпляров произведений в целях сбыта наступает в случае, если стоимость экземпляров произведений либо стоимость прав на использование объектов авторского права превышает пятьдесят тысяч рублей (ч.2ст.146 УК РФ) и двести пятьдесят тысяч рублей (ч.3 ст.146 УК РФ) соответственно.

    При этом, исходя из содержания указанных уголовно-правовых норм и иных правовых норм о защите авторских и смежных прав, стоимость прав на использование объектов авторского права берется для определения крупного и особо крупного размера только в тех случаях, когда нарушителем авторских прав контрафактная продукция тиражируется и в последующем сбывается (или только тиражируется). В остальных случаях сбыта контрафактной продукции для установления признаков крупного или особо крупного размера деяний, предусмотренных частями 2 и 3 статьи 146 УК РФ, следует исходить из розничной стоимости экземпляров произведений.» [5].

Вместе с тем ни Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах», ни Уголовный Кодекс РФ, ни иные нормативно-правовые акты не содержат норм, прямо предписывающих применять для определения размера деяния такую величину как стоимость прав только лишь при незаконном воспроизведении (тиражировании) произведения и применять стоимость экземпляров произведений при «иных случаях сбыта». Как уже говорилось, отсутствуют в указанных документах и нормы, каким-либо образом дифференцирующие режимы правовой охраны объектов авторских или смежных прав в зависимости от способа их использования, следовательно, утверждение судьи областного суда не основано на законе и не является ничем иным, кроме как вольным его толкованием, помимо всего прочего, вступающим в противоречие с одним из основных конституционных принципов – принципом равенства перед Законом, закрепленном в ст.19 Конституции РФ и ст.4 Уголовного Кодекса РФ.

Для наглядности, попробуем применить данное толкование закона на примере смоделированной ситуации:

ООО «Киностудия» является производителем аудиовизуального произведения «Кинофильм», ему принадлежит весь комплекс исключительных прав, предусмотренных ст. 16 ЗоАП, включая исключительные права на публичный показ, воспроизведение и распространение.

ООО «Прокатчик» приобрело у ООО «Киностудия» исключительное право на публичный показ произведения «Кинофильм», стоимость права по договору составила 60 000 рублей.

ООО «Издатель» приобрело у ООО «Киностудия» исключительные права на воспроизведение и распространение аудиовизуального произведения «Кинофильм» на носителях формата DVD, стоимость права на воспроизведение составила 80 000 рублей, а права на распространение – 120 000 рублей.

ООО «Дистрибьютор», по договору поставки, приобретает у ООО «Издатель» изготовленные им экземпляры произведения «Кинофильм». Одновременно, ООО «Дистрибьютор» приобретает у ООО «Издатель» исключительное право на распространение экземпляров данного произведения. Стоимость права на распространение путем продажи составила 120 000 рублей. ООО «Дистрибьютор», являясь предприятием оптовой торговли, продает экземпляры произведения «Кинофильм» розничным продавцам по цене 50 рублей за штуку. Розничная стоимость аналогичных товаров на рынке колеблется от 80 до 120 рублей, средняя стоимость составляет 100 рублей.

ИП Иванов, являясь владельцем видеосалона, осуществляет публичный показ аудиовизуального произведения «Кинофильм». Поскольку он не приобретал у ООО «Прокатчик» права на публичный показ, произведение «Кинофильм» используется им незаконно. В ходе проверочных мероприятий и предварительного следствия установлен и доказан один факт публичного показа аудиовизуального произведения «Кинофильм». Стоимость права на публичный показ составляет 60 000 рублей, поэтому действия Иванова квалифицируются по ч.2 ст. 146 УК РФ.

ИП Петров, являясь владельцем дубликатора, осуществляет воспроизведение на носителях (тиражирование) аудиовизуального произведения «Кинофильм». Поскольку он не приобретал у ООО «Издатель» права на воспроизведение, произведение «Кинофильм» тиражируется им незаконно. В ходе проверочных мероприятий, в производственном помещении Петрова обнаружено 10 экземпляров произведения «Кинофильм», воспроизведение Петровым большего количества экземпляров в ходе предварительного следствия не доказано. Стоимость права на воспроизведение «Кинофильма» на носителях составляет 80 000 рублей, поэтому действия Петрова квалифицируются по ст. 146 ч.2 УК РФ.

ИП Сидоров осуществляет розничную продажу DVD-дисков. В числе прочих, он продает (распространяет путем продажи) и контрафактные экземпляры аудиовизуального произведения «Кинофильм». Право на распространение экземпляров произведения «Кинофильм» Сидорову не передавалось, поэтому распространение экземпляров произведений осуществляется им незаконно. В ходе проверочных мероприятий и предварительного следствия установлен и доказан факт продажи двадцати экземпляров произведения «Кинофильм». Поскольку средняя розничная стоимость экземпляра произведения «Кинофильм» равна 100 рублям, размер деяния, совершенного Сидоровым составляет 2 000 рублей, следовательно, действия Сидорова не образуют состава преступления, предусмотренного ч.2 ст.146 УК РФ.

Данный пример показывает, что в результате толкования закона, предлагаемого Верховным Судом РФ и примененного судьей областного суда, в неравное положение ставятся как правообладатели, так и нарушители исключительных прав. Так, права ООО «Прокатчик» и ООО «Издатель» оказываются защищены уголовным законом, в отличие от прав ООО «Дистрибьютор» при том, что стоимость нарушенных прав ООО «Дистрибьютор», в рассматриваемом случае, превышает стоимость прав, принадлежащих и ООО «Издатель» и ООО «Прокатчик». Кроме того, нарушители Иванов (один раз нарушил право на публичный показ) и Петров (незаконно воспроизвел 10 экземпляров произведения) привлечены к уголовной ответственности, в отличие от Сидорова, продавшего 20 контрафактных экземпляров произведения и нарушившего исключительные права правообладателей больше остальных.

В то же время, ст. 19 Конституции РФ провозглашает: «Все равны перед законом и судом. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.», а ст. 4 Уголовного Кодекса РФ содержит норму: «Лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.».

Статья 15 Конституции РФ, в свою очередь, устанавливает, что Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие, применяется на всей территории Российской Федерации и обязательна для исполнения всеми органами государственной власти, местного самоуправления и должностными лицами.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что во всех случаях нарушения исключительных авторских или смежных прав, закон должен применяться одинаково. Иными словами, метод определения размера деяния при незаконном распространении экземпляров произведений, в том числе и путем продажи (нарушение права на распространение), не может отличаться от метода определения размера деяния при незаконном использовании произведения любым другим способом (воспроизведение на носителях, публичное исполнение и т.д.), предусмотренным Законом.

Как уже говорилось, использовать для определения размера деяния величину, равную средней розничной стоимости экземпляров произведений во всех случаях незаконного использования объектов авторского (смежных) прав и уравнять таким образом положение и правообладателей и правонарушителей невозможно, поскольку такая категория как экземпляр произведения, присутствует лишь в трех из десяти предусмотренных Законом «Об авторском праве и смежных правах» способах использования произведения. В частности, в рассматриваемом примере, невозможно на основании стоимости экземпляров произведений определить размер деяния, связанного с незаконным публичным показом владельцем видеосалона Ивановым произведения «Кинофильм».

Кроме того, с практической стороны, при использовании стоимости экземпляров произведений для определения размера деяния, связанного, непосредственно с нарушением права на распространение (продажей контрафактных экземпляров произведения), остаются открытыми следующие вопросы:

  • чем обоснована такая непостоянная и зависящая от различных факторов (сезонность, географическое местоположение и т.д.) величина как средняя розничная стоимость экземпляра произведения, устанавливаемая следственными органами на основании справок, предоставляемых правообладателями?
  • почему при определении размера деяния за основу берется именно розничная стоимость, в то время, как правообладатель (ООО «Дистрибьютор»), в нашем случае (а в реальности – в большинстве случаев) осуществляет исключительно оптовую торговлю и не участвует в формировании окончательной розничной цены на свою продукцию?

Анализ и сопоставление норм уголовного закона, законодательства об авторском праве и смежных правах и конституционных принципов позволяют сделать единственно правильный вывод, что размер деяния, связанного с незаконным использованием объекта авторского права, должен определяться, исходя из стоимости права использовать произведение тем же способом. Данный вывод лишь подтверждается практическими аспектами доказывания: стоимость прав – величина фактическая, является существенным условием, в обязательном порядке содержится в договоре о передаче прав (авторском, лицензионном) и может быть подтверждена финансовыми документами (платежными поручениями, расходными кассовыми ордерами и т.п.). Стоимость экземпляров произведений (особенно средняя розничная), как правило, является результатом маркетинговых исследований, зависит от множества факторов (сезонность, географическое местоположение и т.д.) и далеко не всегда соответствует действительности. Кроме того, средняя розничная стоимость экземпляров произведений, установленная правообладателями, может носить лишь рекомендательный характер, поскольку, правообладатели, в подавляющем большинстве, осуществляют оптовую торговлю и, соответственно, могут лишь косвенно влиять на формирование розничной стоимости своей продукции, посредством установления цены оптовой. Розничная же цена формируется непосредственно на местных рынках и зависит от уровня цен, устанавливаемых местными торговыми предприятиями.

В то же время, такая величины как средняя розничная стоимость экземпляров произведений была введена законодателем не напрасно: ее использование уместно и, более того, обоснованно при определении размера деяния в случае приобретения, хранения или перевозки контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, то есть действий, предусмотренных вторым составом части 2 ст. 146 УК РФ. О верности этого довода свидетельствуют следующие умозаключения:

Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» прямо не предусматривает таких исключительных имущественных прав автора или правообладателя как приобретение, хранение или перевозка экземпляров произведений, следовательно, правообладатель не может передавать такие права по авторскому договору или запрещать осуществлять такие действия другим лицам. Поскольку, право на приобретение, перевозку или хранение экземпляров произведений не может быть предметом авторского договора, то право осуществлять подобные действия не может иметь и стоимости, следовательно, при определении размера деяния, связанного с приобретением, хранением и перевозкой контрафактных экземпляров с целью сбыта, такая величина как стоимость несуществующих прав применяться не может.

При приобретении, хранении или перевозке контрафактных экземпляров произведений в целях сбыта, как правило, приобретаются, хранятся или перевозятся экземпляры произведений, права на которые принадлежат различным правообладателям. На практике, установить обладателей исключительных прав на абсолютно все произведения, контрафактные экземпляры которых были обнаружены в ходе следствия, далеко не всегда представляется возможным. В этом случае, величина, складывающаяся из средней розничной стоимости товаров одной категории, умноженной на количество единиц контрафактной продукции, является количественной мерой, указывающей на масштаб деяния.

Толкование и применение закона предлагаемым способом позволяет привлечь к уголовной ответственности не только владельца крупного магазина или склада, в помещениях которого находятся тысячи единиц продукции, но и продавца единственного контрафактного экземпляра произведения, стоимость права на распространение которого превышает 50 000 рублей. Ведь исчерпание исключительного права на распространение применяется только к экземплярам произведения, введенным в оборот правомерно, следовательно, правомерная продажа контрафактного экземпляра произведения возможна лишь при наличии у продавца права на распространение, в любом другом случае его действия будут являться незаконным использованием объекта авторского права.

Гурин Александр Александрович,
руководитель отдела регионального развития
Некоммерческое партнерство Дистрибьюторов (НПД)
115184, Москва, Озерковская набережная, д.22/24, офис 313
Тел. 775-1876, icq: 287287062
e-mail - gurin@netpiratam.ru

Источники:

1. Конституция Российской Федерации от 25 декабря 1993г., с изменениями от 09 января 1996 года, 10 февраля 1996 года, 9 июня 2001 года, опубликовано 25 декабря 1993 года в Российской газете.

2. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (с изменениями от 27 мая, 25 июня 1998 г., 9 февраля, 15, 18 марта, 9 июля 1999 г., 9, 20 марта, 19 июня, 7 августа, 17 ноября, 29 декабря 2001 г., 4, 14 марта, 7 мая, 25 июня, 24, 25 июля, 31 октября 2002 г., 11 марта, 8 апреля, 4, 7 июля, 8 декабря 2003 г., 21, 26 июля, 28 декабря 2004 г., 21 июля, 19 декабря 2005 г., 5 января, 27 июля, 4, 30 декабря 2006 г., 9 апреля, 10 мая 2007 г.).

3. Закон РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-I "Об авторском праве и смежных правах" (с изменениями от 19 июля 1995 г., 20 июля 2004 г.)

4. Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 26 апреля 2007 г № 14 «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака» http://www.supcourt.ru/print_page.php?id=4798

5. Постановление №4у-464 от 9 июня 2007 года Пензенского областного суда

обсуждение >>>>

---------------
Статья также опубликована в журнале "Право интеллектуальной собственности", N2, 2007, с.29-33


Ссылки и материалы по обсуждаемой теме:



Справочник финансово-экономических судебных экспертов (настольная книга судьи, следователя и адвоката)

В первой части справочника «Финансово-экономическая судебная экспертиза» приведены основные организационно-процессуальные аспекты назначения финансово-экономической судебной экспертизы.

Вторая часть содержит справочную информацию о негосударственных судебно-экспертных организациях и экспертах - физических лицах. Все представленные эксперты являются оценщиками и аудиторами, имеющими стаж работы свыше 5 лет, являющимися членами СОЮЗА ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ СУДЕБНЫХ ЭКСПЕРТОВ и прошедшими повышение квалификации по программе «Финансово-экономическая судебная экспертиза» в Российской Академии правосудия при Верховном Суде и Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации и Московской государственной юридической академии имени О.Е.Кутафина, 20 из которых - профессора и кандидаты наук.
Настоящее издание разработано для следователей, судей, адвокатов, практикующих экспертов.

Судебная и внесудебная экспертиза в спорах о защите интеллектуальной собственности, в том числе при решении вопроса о возбуждении и расследовании уголовного дела по ст.ст. 146, 147, 180 УК РФ, а также в иных случаях, связанных с нарушением интеллектуальных прав.

Оценка стоимости прав на использование объектов авторского права и смежных прав.

Оценка рыночной стоимости исключительных прав на товарный знак, в том числе для целей судопроизводства.

Внесудебная экспертиза порой является решающим доказательством отсутствия состава преступления, квалифицируемого по ст.146 УК РФ
(Костин А.В., к.э.н., судебный эксперт, тел: +7(916)105-81-04, e-mail - kostin.alexander@gmail.com, skype - kostin.alexander)

Фоторепортажи А.В.Костина и его друзей на сайте LABRATE.RU Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Rambler's Top100 Яндекс цитирования


Использование материалов ОН-ЛАЙН БИБЛИОТЕКИ ОЦЕНЩИКА LABRATE.RU возможно при условии указания источника и активной ссылки на - http://www.labrate.ru или одной из кнопок 88х31 .